Ознакомьтесь с нашей политикой обработки персональных данных
  • ↓
  • ↑
  • ⇑
 
Записи с темой: комплит (список заголовков)
23:28 

lock Доступ к записи ограничен

Omega
Закрытая запись, не предназначенная для публичного просмотра

URL
22:01 

1

Omega
- А в Петербурге сейчас клубника первая... За доллар пачка, а? - Орли улыбался.
Йен остановился на секунду, поправил походный рюкзак и бросил через плечо:
- Не говори ерунды, 41.
- Я не...
- Она из Греции. Вот через месяц - будет первая.
Пять километров по непроходимому лесу без карты. Младший задерживается, пытаясь "прочитать" что-то по мху на земле и попутно сдирая неосторожным шагом россыпь мелких грибов, приютившихся в основании разбитого молнией дуба.
- Какая разница, - возражает он сухо.
Высоко в небе пролетает сокол. Нарушение субординации ударило по ним обоим не хуже, чем перспектива провести остаток пути в сумерках. Теперь Йен понимает, что такое "осознать только сейчас", смешная фраза из американского мыла. Ведь утром он еще верил, что они вернутся с подмогой. И кто-нибудь выживет. Сколько им еще? Снова пять километров? Или больше?
- Какая разница, откуда клубника, если у них она есть, а у нас - нет.
Орло Элиссон, одаренный системный аналитик и тонкий психолог двадцати двух лет от роду, участник исследовательской группы, от которой теперь осталось всего два человека: он сам и не высокого ума наемник, спецназовец в отставке, сбежавший от военной службы при первой возможности. Решил настоять на своем. Рюкзак Йена падает на землю, слышится звук затвора.
- Крупная, сочная... можно со сметаной смешать... или сделать молочный коктейль... Предполагается, что ты защищаешь меня, нет?! - возмутился он и отпрыгнул от прицелившегося телохранителя в сторону.
Олененок падает замертво еще раньше, чем яд растворяется в его крови.
- Есть разница? Меня не обвинят, если я скажу что ты погиб с ними за компанию.
Орло скидывает свой рюкзак - поменьше - и сует руки в карманы, молчит, пока умиротворенный небольшой местью Йен перетаскивает и прячет убитое животное в тень.
- Ты идиот.
- Думаю, мы готовы сделать привал.
Младший замечает тень, пробежавшую по лицу Йена, и смягчает:
- Сегодня поужинаем.
Ссориться никому из них не хочется.

хх

Набив желудок, Йен перестает чувствовать себя несчастным и не только смиряется с ночевкой в лесу, но и терпеливо выслушивает мнение Орло по поводу "лагеря на дереве", соглашается довериться его "убийственной системе маскировки" и тут же получает приз: драгоценное свободное время. Сорок первый говорит, когда не работает. И звереет, если кто-нибудь его отвлекает.
Йен усмехнулся и откинулся спиной на широкий дубовый ствол, лениво закручивая сигаретку. Орло ничего не говорил, и он даже смог вздремнуть, перед этим попросив разбудить себя к ужину. Который, ясное дело, будет тогда, когда сорок первый закончит творить свою "магию".
- Только не взорви нас, - миролюбиво добавляет Йен, прежде чем окончательно отрубиться.

Просыпается от комариных укусов через несколько часов и попадает в рай запахов: мясо, что-то мятное, и пиво. С размаху хлопает себя по бедру, убивая кровососущую тварь.
- Почему ты не вернулся домой, когда можно было?
Спина Орло, вся в царапинах и синяках, отображается вполне четко его "почти идеальным" зрением. Йен решает, что девяти вечера еще нет. Он пялится на белую в сумерках кожу младшего и только сейчас замечает перевязанный бинтом бок. Орло пострадал во время операции, а Йен - нет. Еще один кирпич оглушительно падает в яму с его чувством вины.
Сорок первый сидит перед костром, скрестив ноги, и что-то поджаривает на длинной палке. Дергает плечом в попытке смахнуть комара, выругивается сквозь зубы, вызывая у Йена смешок.
- Иди ешь, - тут же реагирует он, не оборачиваясь.
"С превеликим удовольствием", - подумал Йен, про себя - рассмеялся, и немедленно присоединился к Орло. Тому достался уважающий взгляд, под которым сорок первый напрягся, но растянувшая его губы улыбка говорила о высшей степени довольствия. Сам разрезал, разодрал, освежевал и даже, похоже, в чем-то мариновал.
Мясо было восхитительное. Несколько долгих минут Йен молча жевал, захватывая новые куски прежде, чем успевал их все съесть, как будто они могли разобраться со всем этим за один вечер. Он не замечал, что сорок первый наблюдает за ним, и был готов петь от радости и вылизывать пальцы. В последний раз они ели нормальное мясо полтора месяца назад, перед вылетом из Бирмингема.
- Ну так как? - переспросил младший, когда Йен надолго присосался к банке с пивом.
- Отстань, Орли, - выдохнул тот. Китайское дерьмо, но сейчас оно сделало спецназовца невероятно счастливым. - Так хорошо. Поешь лучше тоже.
Орло задумался над его словами и над внезапным обращением, помолчал и медленно согласно кивнул. Потом послушно съел еще четыре "палки", которые ему внимательно подавал Йен. Слова закончились, и пару раз сорок первому казалось, что его сейчас стошнит от напряжения. Но каждый раз спецназовец впивался в него цепким взглядом, и Орло понимал, что все это - от усталости.

Они убрали остатки еды и улеглись на усеянную листьями траву, завернувшись в теплые, непромокаемые одеяла. "Не осень же", - пронеслось во вновь засыпающем сознании Йена.

- Спокойной ночи, сорок первый.
Орло не отвечает. Йен еще недолго слушает его спокойное дыхание и тоже засыпает.

@темы: комплит

Le livre blanc

главная